Убитое поле, капище Велеса, Крестов брод и полевые цветы моего детства

Четверг, 28 Июль 2016 05:13

24 июля 2016 года. Осталось меньше двух недель, до старта первого этапа нашего маршрута «героев»: «По следам Евпатия Коловрата». Этот этап - автопробег на внедорожниках российского производства. Маршрут: из Покрова, бывшего волостного центра, через Петушки, а затем по «белой» дороге к урочищу Убитое поле, озеру Святец, Николопустопольскому погосту, где стоит Куриловский храм, затем крюк в Илкодино к старой церкви, в продолжении возвращаемся в Мишеронь и через Власово заезжаем в Рошаль, предварительно посетив по пути, действующие старинные храмы.

 Подготовка идет полным ходом. Мой друг, он же Глава городского округа Рошаль - Алексей Артюхин, разыскал для нашей совместной экспедиции огромный валун, который художник Валентин Барсков сразу же окрестил: «Череп!». Это двухтонный камень ждал своего часа в огороде одного горожанина Алексея, который для благого дела пожертвовал его нам.Правда, на счет пожертвования он высказался философски:

- Это не мой подарок - это подарок природы.

«Череп» и ещё один огромный плоский мегалит Алексей привез на тракторе с лугов из окрестности Рошаля, оттуда, где они с отцом косили траву еще в детстве. Второй камень я даже не сомневаюсь, был жертвенником. На нем, как на лежаке, может разместиться небольшой человек, и тем более ребенок. На «Черепе» в ближайшее время будет набита надпись:

«На этом месте, которое зовется Убитое поле, рязанский воевода Евпатий Коловрат с отрядом в 1700 воинов принял свой первый бой с тьмой ордынцев царя Батыя в январе 1228 года. От благодарных жителей городского округа Рошаль, 06.08.2016 г.».

И этот валун вместе с поклонным крестом будет установлен 6 августа 2016 года на развилке двух дорог в Петушинском районе Владимирской области, недалеко от озера Святец. Сейчас это место называется урочище Убитое поле. Когда то, это действительно было поле, но сейчас здесь стоит сосновый лес. Поклонный крест нам помогает изготовить настоятель Мишеронского храма Воздвижения Креста (1900г.), а также церквей Рождества Пресвятой Богородицы(1832 г.) в Курилово и Рождества Христова(1841 г.) в Илкодино отец Иоанн Депутатов. Он же готовит обряд освящения и обзорную экскурсию по своим приходам для участников автопробега. По его словам, в Куриловской церкве, уже в этом году откроется скит. Я, конечно же, не удержался от вопроса:

- Там, что будут жить монахи?

- Нет, монахи жить там не будут, - пояснил мне священник, - а будут вахтенным способом находиться священнослужители и православные прихожане - восстанавливать храм и общаться с природой.

С раннего утра - суета. Вот уже неделю пытаюсь договориться со знакомым известного исследователя Мещеры - Дмитрия Павловича Барского - Борисом Алексеевичем Корниловым из Мишерони о предварительной поездке по маршруту «героев», посмотреть состояние дорог, чтобы быть готовым к трудностям во время массового автопробега, так как колонна будет не менее чем в 30 экипажей. Сегодня в 9:00 намеченное время нашей поездки на Убитое поле. Встречаемся в Мишероне недалеко от храма. Ещё вчера с сыном Александром подготовились основательно: упаковали вещмешки, подогнали полевую форму, подготовили фотоаппаратуру и, конечно же - сапоги. В болото же едим! Но день в начале, как говорится - не удался. Борис Алексеевич вдруг заторопился по другим своим делам, а у сосватанного им нового проводника - подскочило давление. Я поначалу жудко расстроился, а затем, слово за слово, и получилась интересная часовая беседа со старожилами Мишерони. Подошла местная молодежь и несколько парней тоже присоединились к дискуссии. Мужики стали вспоминать по именам и фамилиям тех, кто жил в урочище Убитое поле, в Курилово, в Илкодино, в других деревнях, которые в 50-х годах прошлого века выселили в связи с обустройством военного полигона. А сейчас, кто уехал, а больше, все-таки - померли. Сами собеседники, в округе все своими ногами вымерили. Вот - Михаил, лет шестидесяти, говорит, что Убитое поле не по Евпатию названо, а убили там мужика местного, когда озера делили. Люди в Мещере жили озёрные - ушморы: рыбачили, охотились. Вот и не поделили два озера, грех на душу взяли. Да и поклонялись те люди не Иисусу Христу, а змеиному богу Уру. У Куриловской церкви, например, знакомые Михаила откопали старинных железных змей. Да и на самом храме рассказывал он, над входом, змея кованная висела с открытой пастью. Рядом с церковью разбросано множество посчитанных и переписанных Дмитрием Павловичем Барсковым мегалитов. На них, говорят мужики, стояла с XVII века деревянная церковь, а до нее было капище змеиному богу Уру. Как храм каменный поставили - здесь стали хоронить самоубийц и утопленников. Тут я пошутил:

- И писателей с артистами?

Мужикам шутка понравилась. Они не знали, что во мне сидят обе эти профессии.

Борис Алексеевич, вообще очень сомневался в том, как здесь могла пройти трехсоттысячная армия Батыя. И зачем эта армия вообще была нужна в таком количестве, если, по его мнению, во Владимире, в то время, оставалось всего несколько тысяч горожан, а в этих местах, по урочищам из нескольких домов, вообще народа мало жило. Это потом в Мишеронь рабочие съехались отовсюду на стекольный завод. Владимирские высшие священники вообще в это время прятались на берегу озера Святец. Места здесь были непроходимые и гиблые. Да и сейчас без вездехода в лес ехать не нужно. Мужики кивнули на мой Ситроен Берлинго, мол, не вздумай.

- Однако, - вступил Корнилов, - топей здесь нет, и не мог отряд в пятьсот всадников, как пишут некоторые авторы, утонуть одновременно.

Болото по его словам везде, но утонуть можно лишь в скрытых озерах, если ордынцы зашли туда по какой-то очень большой случайности. Тут вступает в беседу Михаил, мол, лошаденки у монголов были маленькими и лохматыми, провалились в омут, а их тут наши и порубили. Все одобрительно покивали: воины же русские были - что надо! Вон, и его дядька, здесь рядом каменное копье откопал. Воевать здешние мужики умели, как и охотиться. Так, что утверждали мишеронцы, может и бился Коловрат с ордынцами на Убитом поле, а погиб он в другом месте.

- У Осовца? - спрашиваю я - это так Дмитрий и Валентин Барсковы пишут в книге «Притяжение Мещеры».

- Да нет, - отвечает мне Михаил, - Осовец, он на той стороне на Владимирщине, где Поля с Клязьмой сливаются, а это место в 18 километрах от Мишерони.

Собеседник, в советское время, видел в Управлении карту, где был обозначен Курган, который тогда охраняла милиция и запрещала копателям делать свои черные дела. Борис Алексеевич вступил в спор с Михаилом, мол, те места все ногами исходил - не встречал кургана. Много еще о чём говорили, и кому только кости не терли, но поездка на Убитое поле, все-таки была отложена.

Попрощавшись с мужиками, заехали с сыном в храм к отцу Иоанну - свечки поставить. Как папа, я заметил в церкви, что Саша повзрослел. Ему осенью уже исполнится - 12 лет! На выезде из Мишерони остановились у недавно поставленного резного деревянного медведя. Несколько фото на память и едим в Гармониху к колодцу набрать чистейшей воды. От этой воды нет осадка в чайнике и в кастрюлях. Да и испить её в жару - само удовольствие!

Давно еще, я беседовал с Валентином Дмитриевичем Барсковым - художником и краеведом из Одессы, который родился и вырос в Мишероне и исходил мальчишкой окрестности вдоль и поперек. Он больше двадцати лет изучает древние верования славян и является большим специалистом по дохристианским культам и по устройству капищ. Валентин Дмитриевич, не только все в округе исходил, но и написал на полотнах тысячи этюдов посвященных природе Мещеры. После наших бесед, я давно хотел побродить в окрестностях между Власовским храмом и рекой Полей. Название поселка Власово, произошло от имени Велес, Волос, Влас. Здесь недалеко было капище этому древнеславянскому богу, говорят, что даже на месте этом построили затем деревянный храм. Валентин Дмитриевич рассказывал мне, что нашел это место, где было капище.

По дороге домой, я подумал: раз собрался с сыном в экспедицию, нужно ее продолжить и, невзирая на неудачи, придумать себе приключение. Я резко свернул за Власовскую церковь, проехал мимо кладбища, порулил по лесной дороге вдоль Поли, пока не уткнулся в подозрительную лужу. Не рискнул. Вернулся немного назад и заглушил авто. Всё, мол, сын, приехали, выходи, будем познавать мир!

Природной натуры для фото в округе хватало. Это и необычной формы сосны, и папоротники, в которых можно утонуть, пни и коряги, деревья, точно, как на сказочных картинах Валентина Дмитриевича Барскова. В траве кишели ящерицы. Нас развлекала одна зеленая, пузатая, размером тела - чуть больше ладони. Под дубом интересующихся путешественников ждал огромный гриб. Сфотографировались и, объехав старое кладбище против часовой стрелки, решили прогуляться. Не знаю, что меня вело в этот момент? Но, через несколько минут, мы с сыном уже делали фото у большой круглой воронки, на вершине самого высокого песчаного холма восточнее Власовского кладбища, между храмом и рекой Полей. Я подумал, что это место очень похоже на то, о котором говорил мне художник. Но, на этом случайности сегодня не закончились.

Сын Саша попросил меня заехать в деревню Семеново, где как он пошутил: живут одни Семены. После моста через Полю в сторону Рошаля, по которой за 9 месяцев проживания в Мещере, я проезжал много сотен раз, мы резко повернули влево. Через несколько метров нырнули в глубокую лужу, затем еще и еще. Я засомневался, автомобиль плыл по песчаной дороге вдоль реки Поли. Красота. Почему я не приезжал сюда раньше? Через примерно километр у огромной черной лужи засомневался и сын. Вдвоем решили не испытывать судьбу. Потом на карте, уже дома, мы увидели, что не доехали до деревни Семеново около ста метров. Развернулись. Остановились. Пошли. Меня опять что-то вело. Справа – дуб. У его подножия снова огромный гриб, и муравейник по стволу. Большой муравейник. Я показываю сыну муравьев. Они кусают меня неистово, как воины Коловрата огромную армаду Батыя. Фото на память. Еще через несколько метров - река Поля, и место, которое очень напоминало мне тот брод, который упоминал Валентин Дмитриевич Барсков в наших беседах. Коричневой прозрачной водой течет река, желтыми пятнами горят кувшинки, и среди этой сказочной красоты, я начинаю понимать: вот он тот загадочный Крестов Брод, то место, где по преданию располагался монастырь Иоанна Предтечи, там, где крестили русскую Мещеру. Это единственное такое место на старинном тракте вдоль Поли, где можно перейти реку вброд абсолютно спокойно. Сейчас здесь оборудовали жители места для отдыха с двух сторон. С левого берега место - между поселками Власово и Гармонихой, с правого - недалеко от деревни Семеново с 75 жителями. Когда то здесь жили более тысячи людей, сейчас они уехали в цивилизацию, оставив эту красоту нам, случайным гостям Мещеры. Или не случайным? Я уже засомневался в этом.

Переведя дух от эмоций, остановились на просторной поляне у реки, с аппетитом очистили припасы и в Рошаль. Нужно еще заехать в магазин, кое-что прикупить для Валентина Дмитриевича. Обещал сегодня к нему заехать в Бакшеевскую больницу. Здесь он на излечении, но не перестает работать, по его словам, над «лебединой песней» - серией картин «Цветы сказочной Мещеры». Эти полотна украсят VIP зал Спортивно-культурного центра «Рошаль», а открытие пройдет как раз 6 августа на молодежно-патриотическом форуме Восточного Подмосковья «Матушка Мещера - Загадочная Русь».

Валентин Дмитриевич рад моему приезду. Мы всегда много разговариваем о здешних местах, легендах, верованиях и сказочных существах. Он много знает. Ему многое передала мама - мещерская целительница. Мы опять говорили о Святце, об Убитом поле. У художника Барскова свой взгляд на историю здешних мест, он существенно отличается от взгляда физика Барского. Но они два брата - пишут интересные книги и дополняют в чем-то друг друга. Валентин Дмитриевич взял лист бумаги и ручку и рисовал мне карту.

- Вот река Поля, вот Клязьма, вот озеро Святец, - эмоционально говорил мой собеседник, - Батый не мог идти из Коломны во Владимир другим путем! Широкое поле, красивейшее озеро, чистейшая вода, как в Карелии. Лучше места для отдыха быть не могло. Это в 50-х годах прошлого столетия здесь посадили сосны, и теперь мы имеем сосновый бор. А тогда в 1328 году, Евпатий Коловрат догнал войско великого царя Батыя в поле. Монголы целыми родами служили своему государю, а он давал им еду, лошадей, оружие - за верность и умение воевать.

Мы опять говорили о капище Велеса во Власово, о Крестовом броде на реке Поля. Сомнения не было, я не ведая того, не имея проводников и сопровождающих, смог за короткое время найти и увидеть все то, что хотел увидеть. Неужели Мещера приняла меня, и желает поведать мне свои тайны? Я помогаю Барскову расставить работы в мастерской. Художнику осталось несколько штрихов. Я узнаю в лицах полевых цветов свою жену Алену, и себя с колокольчиком на голове. Колокольчиком из моего детства. Как мог Валентин Дмитриевич узнать, что первый свой стих в пять лет я написал о колокольчике? Вот только Алена купается в ромашках, хотя её любимый цветок - василек. Я помню наше первое большое панорамное фото, которое сделал мой старший сын Лёша пятнадцать лет назад – васильково-ромашковое поле и, я несу свою будущую жену на руках. На столе у Баскова мой музыкальный диск. Вот он образ, улыбаюсь я. Завтра будем вмести вешать картины. Общаясь с Валентином Дмитриевичем, я опять взял кисть, спустя более чем тридцать лет. Придумал свой образ Евпатия Коловрата, Матушки Мещеры, вещего Баяна. Я иду по его следам. Его Евпатия? Про Валентина Барскова у меня тоже есть песня:

И потом ложатся кисть к кисти.

На мольберте заживут краски.

Это стоит той одной жизни,

Что сама собой уже сказка.

***

Старый художник сел за мольберт.

Кистью он пишет новый рассвет.

Точным уколом в сердце Мещеры,

Что тайны хранит от нас тысячи лет.

Недавно позвонил в музей-заповедник «Рязанский Кремль», заказывал экскурсии для наших рошальских ветеранов и молодежного Совета при Главе. Разговаривал с женщиной - ученым историком. Говорю ей, мол, о Евпатии Коловрате больше расскажите. А она мне:

- А не было такого человека в истории - это сказки, документально не доказано.

А я верю, что он родился, жил, сражался и погиб героем! Мы будем идти по его следам «Маршрутом героев №1», чтобы мир был чище и добрее, ведь доброта - спасет мир.

Юрий Белоусов,

г.Рошаль,

24-25.07.2016 г.

 
Последнее изменение Пятница, 26 Август 2016 14:18
Оцените материал
(1 Голосовать)
Прочитано 815 раз

О нас

В 2004 году в Калининградской области основан международный фестиваль «Хорошая песня». Начинался он как радио-проект Юрия Белоусова «ШАНС» на радио «Шансон – Калининград». Первый финальный концерт фестиваля стартовал в июне 2005 года г.Светлогорске. За 10 лет существования, в проекте приняли участие более двух тысяч артистов и коллективов из России, Украины, Беларуси, Казахстана, Армении, Грузии, Азербайджана, Латвии, Эстонии, Литвы, Молдовы, Германии, Израиля, США, Канады, Польши. В настоящее время проводятся отборочные и региональные фестивали: «Урал» (г.Березняки, Пермский край), «Азия» (Экибастуз, Казахстан), «Украина – Беларусь» (Минск, Беларусь), «Евро-Хит» («Русская волна») (Клайпеда, Литва), «Израиль» (Первое русское радио в Израиле), «Москва» (г.Москва) и «Подмосковье» (Воскресенск, Московская область). Финальный фестиваль проходит традиционно в г.Калининграде и г.Светлогорске. Читать далее